Великая Отечественная война в воспоминаниях славгородцев

Воскресный день 22 июня 1941 года круто изменил судьбу всей страны, каждого советского человека.  Из книги В.В. Дементьева «Город моей судьбы»: «Когда началась Великая Отечественная война, мне шёл шестой год. Я помню, как отец взял меня на руки подошёл к репродуктору. Мы стали слушать выступление народного комиссара иностранных дел СССР Молотова. Который сообщал о вероломном нападении фашистской Германии на наш Советский Союз. Все понимали, что война будет страшной и принесёт много горя народу. Поэтому люди были напуганы, многие женщины плакали. С первых дней славгородцы массово стали записываться добровольцами на фронт. А в тылу всё перестраивалось на военный лад. На место ушедших в армию мужчин к станкам встали женщины, старики и подростки. Люди работали сутками, без выходных. Все силы отдавали славгородцы на выполнение призыва Родины: «Всё для фронта, всё для победы».

Из воспоминаний Постышевой Г.П.: «В это день в педагогическом училище был выпускной вечер. Всё было готово к вечеру, у нас всех радостное, праздничное настроение, ждут с нетерпением выпускники начала вечера. И вдруг… война. Праздничное настроение как рукой сняло. Были слёзы, огорчения. Но вечер, последний для всех в училище, выпуска 1941 года провели хорошо».

23 июня 1941 г. на стадионе города Славгорода состоялся митинг. Выступающие горожане призывали к единству, выражали надежду на скорейший разгром врага.

На второй день войны собрание комсомольцев и молодежи города (400 человек) приняло решение ежедневно с 7 до 9 часов вечера проводить военное обучение молодежи, создать санитарную дружину при райкоме красного креста, организовать сбор металлолома.

В конце июня 1941 г. райком ВЛКСМ организовал курсы шоферов без отрыва от производства, их посещали 82 комсомольца. Широко распространились самодеятельные формы помощи фронту. Славгородцы ничего не жалели для разгрома  врага. Из воспоминаний Екимовой Анны Ивановны.

«В 1941 году в Славгороде была создана комиссия по сбору средств в помощь фронту, председателем которой был первый секретарь райкома партии – Пётр Григорьевич Ворошилов, а я была секретарём. В своей работе комиссия постоянно опиралась на комсомол. Комсомольцы участвовали в сборе вещей, которые вносило население в помощь фронту. А затем был отправлен эшелон с подарками на фронт».

В Славгороде были развёрнуты ряд  госпиталей.   Из воспоминаний Постышевой Г.П. о педагогическом училище: «Среди других оказались подходящими корпуса №1 и №2 (в настоящее время здание ДШИ). По военному положению, уже в середине июля, было предложено в 24 часа оставить эти здания. Ни машин, ни подвод не было. На ручные тележки нагружали оборудование кабинетов и везли всё имущество в здание общежития по ул. К. Либкнехта. Естественно, сразу же возникли трудности и неудобства: учились в три смены, третья смена начиналась в 7 часов 30 минут и заканчивалась в первом часу ночи. Учащиеся не только учились, они были шефами в госпиталях. Проводили читки газет и журналов, писали письма домой, готовили и ставили концерты раненым, ходили по квартирам и собирали подарки бойцам, ставили платные концерты в фонд помощи семьям фронтовиков».

На 29 декабря 1941 г. от трудящихся города и района поступило 730329 рублей наличными, подарки для воинов, посылки с продовольствием и вещами на сумму 12500 рублей.

Механический цех мотороремонтного завода, где в годы войны изготавливали снаряды

Механический цех мотороремонтного завода, где в годы войны изготавливали снаряды.

В городе работал мотороремонтный завод, и война вошла в историю завода героической трудовой страницей.  Растачивали гильзы для снарядов, делали запасные части для ремонта танков, параллельно выпускали продукцию мирного времени: запасные части к тракторам и автомашинам, гидравлические прессы. Из воспоминаний ветерана труда завода Мамонова Г.И.: «Никогда не забуду первый день выхода на работу 19 мая 1942 года. Сборочный цех, вернее его коллектив, в основном был почти скомплектован. По крайней мере, все рабочие места – по количеству тисков на верстаках были заняты работавшими на них молодых людях – парнями и девчонками. Что мне особенно бросилось в память, это шум, который мне показался неимоверным, так как в это время изготавливали кожухи для собранных ранее прессов. Детали вырубались из листа после разметки по шаблону при помощи зубила, а опиливались в тисках острые кромки напильником. Поэтому в цехе стоял неимоверный скрежет. Работали всю войну, в жесточайшей нужде, с колоссальными трудностями, не считаясь со временем, не выходя по несколько суток из цеха.  У нас была дружба, спаянность. Бывало во время отсутствия света в цехе холод, что на улице, а мы песни пели, хором. Самым знаменательным моментом в моей работе на заводе считаю награждение меня аттестатом за отличие в социалистическом соревновании, который был вручён мне в июне 1943 года на общезаводском собрании. Второе впечатление у меня от вручения заводу знамени Государственного Комитета обороны за успехи в работе летом 1943 года. Помню, с каким нетерпением ждали мы, сборщики, представителя из Москвы. А насколько торжественным было вручение знамени. Митинг проходил на территории между механическим и сборочным цехом, ибо не в одном цехе не нашлось места, столько много собралось народу».

Осенью 1941 года из города Серпухов Московской области эвакуировали завод кузнечно – прессового оборудования имени восьмилетия Октября. Станочный парк завода разместили в бывшем гараже межрайбазы,  так появился механический цех, общежитие было переоборудовано в сборочный цех, складские помещения приспособили под литейный цех. Летом 1942 г. стали выпускать  механические прессы, на которых можно было штамповать гильзы патронов, а также ручные винтовые и реечные прессы. В конце 1942 г. была смонтирована вагранка, первой плавкой которой являлась литейная оснастка для нужд завода. 1941-1944гг. освоено серийное производство кузнечно – прессовых и ковочных машин.

Из воспоминаний бывшего токаря завода Бобровского Ф.: «Шёл 1942 год. Завод разместили в холодном большом гараже. Он не отапливался. Станки и оборудование были установлены только что под крышей. За железо взяться нельзя, руки замерзали. На весь мехцех топилась одна буржуйка, и то чем попало, чуть-чуть можно погреть руки. Работали по 12 часов. Трудностей было много. В мехцехе, где я работал вначале разметчиком, а затем токарем, станки и другое оборудование были старенькими, а для некоторых деталей станки нужны были другие. Приходилось со своим напарником Константином Фёдоровичем Мозговым ходить в железнодорожное депо точить детали большего размера».

Пришедшие на заводы женщины, подростки, сельская молодежь на месте осваивали токарное и слесарное дело. 17 января 1942 г. работницы предприятий Славгорода в обращении ко всем женщинам города и района, опубликованном в газете «Стахановец» писали: «Наши отцы, братья, мужья, ушли на фронт защищать любимую родину. На их место к станкам, машинам и агрегатам встали женщины, овладев в течение короткого времени важнейшими специальностями – механика, слесаря, токаря, плотника, столяра, тракториста. Мы обращаемся ко всем, не занятым в производстве: встаньте к станкам и машинам на место ушедших на фронт».

В 1943 году близ озера Большое Яровое появились рабочие – строители, которые в сжатые сроки начали возводить производственные цеха. Из Крымской области эвакуировали химический завод. 1 июня 1944 завод был принят в эксплуатацию. Началось производство бромжелеза, необходимого для моторных топлив.

Сразу же, с началом войны, в глубоком тылу развернулась огромная работа по созданию воинских соединений.

Одним из них стала 178-я стрелковая дивизия. Дивизия сформировалась  в 1939 году на базе 386-го стрелкового полка, располагавшегося в нашем городе. Штаб размещался в военном городке. Отдельные полки дивизии дислоцировались в Омске, Бийске и Татарске.

Из воспоминаний Ткачёва Г.У.: «Я был призван 23 июля 1941 года, нас, из города Славгорода 23 человека увезли на ст. Татарская, там формировалась сибирская дивизия №178. Она была сформирована в основном из жителей Алтайского края. Помню, как сразу по прибытии нас начали распределять кого куда, и кто что может. Я был зачислен в 432 артполк. Я попал в артиллерию, так как я имел образование 7 классов, и до войны работал токарем, я был знаком со шкалой панорамы и дистанционного барабана орудия. Я оказался в первом расчёте наводчиком орудия».

Военный совет Сибирского военного округа принял решение о формировании 312-й и 380-й стрелковых дивизий. Комплектование происходило в Бурле, Некрасово (Гальбштадт), на берегу озера Яровое. Из воспоминаний старшего сержанта С.С. Лазарева, служившего в 859-м артиллерийском полку, 312-й стрелковой дивизии: «Всё время боевой подготовки, проходившей в городе Славгороде, испытывали большие затруднения в материальной части, что, несомненно, отражалось на ходе учёбы. Но благодаря исключительной энергии командного состава и рациональному использованию материальной части и приборов, учёба проходила без перебоев. В этот же период проходила и подготовка младших командиров в полковой школе. Главный упор был на подготовку одиночного бойца по специальностям».

Тысячи славгородцев встали на защиту своей Родины. Под Москвой и Ленинградом, на Белорусской земле и под Сталинградом, под Орлом и Курском, при форсировании Днепра и штурме Берлина – всюду, где решалась судьба Отчизны, были и воины Славгорода и района. В нашем музее хранятся воспоминания участников Великой Отечественной войны.

Из воспоминаний Радчука И.Е.: «Целый месяц под Киевом шли жестокие бои по форсированию Днепра. Враг, закрепившись на горе, обстреливал наши войска, не давая возможности переправиться на ту сторону. Наши войска строили понтонный мост для переправы танков, а мне со своей ротой необходимо было отвлекать противника и брать огонь на себя. Врагу с горы было видно всё как на ладони, и мы несли огромные потери, не успевая даже хоронить. К реке невозможно было подойти, и на суше не было места от огня противника. Мы с одним младшим лейтенантом пошли на хитрость. Мы вошли в воду по шею, хотя был ноябрь месяц, лишь голова была на поверхности, и замерли, делая вид, что мы убиты, а сами потихоньку передвигались в воде к тому берегу. А в это время уже мост  был установлен, и наши танки переправились на тот берег, и мы успешно перебрались по воде.  Мы обеспечили переправу наших танков через Днепр, и за это я был награждён орденом Красной звезды».

Из воспоминаний Огнева К.А.: «Когда освобождали от фашистов райцентр Карманово (Смоленская область), озверевший при отступлении враг не скупился на варварства. Загнав в амбар около 80 человек – детей, женщин и стариков, они его подожгли. Если бы вовремя не подошли наши солдаты, все эти люди сгорели бы заживо. Спасти удалось почти всех».

Из воспоминаний Коноплёвой Н.Н. На фронте она была санинструктором: «Это было в боях между Смоленском и Калинином. Я была на переднем крае в траншее, а вокруг было чистое поле и вдалеке одна берёзка. С поля боя прибежал посыльный и сказал, что там лежит раненый капитан, и его нужно было вынести. Я короткими перебежками побежала к берёзке, а там, в землянке лежал капитан. Положила я его на палатку и потащила. Уже находясь с раненым среди поля, я попала под обстрел. Снаряды рвались впереди и сзади. Пришлось прилечь. Переждав обстрел, я вновь потащила палатку с капитаном. За вынос его с поля боя я получила медаль «За отвагу».

Из воспоминаний Грязнова А.И.: «Воевал в танковых войсках на территории Германии. Не доходя до Одера 3-4 километра, неожиданно из леса выскочила группа вооружённых немецких солдат, а нас было четверо. У меня заклинило от песка автомат, а бой уже шёл буквально в 10 метрах от меня. С большим трудом я исправил автомат. Атаку мы отбили, полностью уничтожив врага. Я был ранен, и после госпиталя направлен в зенитную артиллерию и прослужил там до осени 1949 года».

Закончилась война. Не вернулись с полей сражений более трёх тысяч человек. Из книги В.В. Дементьева «Город моей судьбы»: «Хотя мне было всего девять лет, я прекрасно помню 9 мая 1945 года. Когда объявили об окончании Великой Отечественной войны, радости не было конца. Все друг друга обнимали, целовали, поздравляли с победой, кто-то плакал. И день был тёплый, солнечный. Народ собрался на стадионе, на котором устроили гуляние. Кто-то катался на каруселях в парке, а кто-то на аэродроме, на самолёте. Вечером был праздничный салют».

В эти страшные и трудные годы было место подвигу, как на фронте, так и в тылу, и советские люди совершили его, сумев выдержать, выстоять и разгромить врага.

Научный сотрудник Скворцова Н.В.

Добавить комментарий